Воспоминания

                                  ЧЕЛОМЕЕВСКИЙ МНОГОРАЗОВЫЙ ВОЗВРАЩАЕМЫЙ АППАРАТ

 

     Идеология создания новой орбитальной станции «Алмаз» закладывалась в Центральном конструкторском бюро машиностроения под Москвой в Реутово под руководством Генерального конструктора В.Н. Челомея. Эта орбитальная пилотируемая станция (ОПС), как постоянно действующий на орбите объект, должна была иметь возвращаемый аппарат (ВА) для трех космонавтов.

     Для постоянного функционирования на орбите ОПС комплекса «Алмаз» создавался транспортный корабль снабжения (ТКС). ТКС, имея большой запас топлива, мог более десяти раз заходить на стыковку, имел собственную систему управления, жизнеобеспечения, свою энергетику и мог работать в космосе автономно. ТКС должен был стартовать со своим возвращаемым аппаратом, который отличался от «Союзов» тем, что он мог использоваться многократно с последующим восстановлением теплозащиты.
     Полный объем ВА составлял 8,4 куб. м., при массе - 4,2 т. был рассчитан на спуск трех человек в скафандрах и около 100 кг полезного груза. Скорость посадки ВА составляла 0-2 м/сек на трех посадочных парашютах общей площадью 1770 кв. м. По всем основным параметрам ВА комплекса «Алмаз» превосходил «Союз».
     В июле 1976 года на площадку 92 космодрома прибыл первый космический аппарат (ЛВИ - летно-весовое изделие) в составе двух ВА ПФ74-009. Опыт отработки спускаемого аппарата в КБ им. СП. Королева показал, что для надежного спуска людей с орбиты необходимо было испытать не один десяток беспилотных спускаемых аппаратов. В целях экономии ресурсов и времени В.Н.Челомеем было принято решение для отработки системы аварийного спасения (САС), системы управления посадкой (СУП) и других бортовых систем осуществлять запуск на одной ракете-носителе «Протон» и спуск с орбиты двух возвращаемых аппаратов одновременно.
     К испытательным работам с ВА приступили 8 августа. Работы велись круглосуточно. На улице стояла жара, в тени за 40°. небо чистое, без единого облачка. О дождях вообще забыли, когда они шли. Степь уже давно выгорела. В лабораторном корпусе, где стояли оба возвращаемых аппарата и испытательная аппаратура, за пультами которой сидели испытатели, было душно. Не помогали кондиционеры и вентиляция.
     Проводились автономные испытания систем. Но все шло гладко. При испытании системы управления посадкой (СУП) не прошла команда на включение системы «Кактус» (мягкая посадка), отказ АЛО (аварийный подрыв объекта). После длительного анализа телеметрических записей все замечания автономных испытаний были устранены.
     В разгар испытаний приехал в лабораторный комплекс космонавт П.Р.Попович. Он очень интересовался новыми ВА. С конструкцией ВА детально его ознакомил руководитель испытаний И.Г. Юрин. О принципах работы системы управления посадкой подробно объяснил я, как ответственный за испытание этой системы. Попович очень внимательно слушал, а потом заглянул в ВА и спросил: «А где же кресла трех космонавтов?» Ему указали на одно кресло, на котором стояли блоки системы АЛО для подрыва объекта в случае отклонения объекта от заданной траектории полета в беспилотном варианте. Двух других кресел не было, вместо них стояли блоки измерительной и телеметрической аппаратуры. Попович, как всегда, засмеялся и отделался шуткой.
     После завершения комплексных испытаний ВА в полном составе ЛВИ и закрытия всех замечаний было принято решение о вывозе 10 декабря 1976 г. ракеты-носителя «Протон» с подстыкованным ЛВИ - 1 на правый старт площадки 81.
    На космодром прибыли председатель Госкомиссии по проведению пуска заместитель Главкома ракетных войск стратегического назначения Григорьев М.Г., космонавты Леонов А.А., Хрунов Е.В. и группа будущих челомеевских космонавтов.
     Пуск назначен на утро 15 декабря 1976 года. Ничто не предвещало никаких неожиданностей. Вдруг повалил снег, а затем усилился ветер и мороз до 15 градусов. Ракета стоит на пусковом столе. Работаем на ферме обслуживания. Морозный ветер обжигает лицо, а пальцы примерзают к металлу. На технической позиции (ТП) не проверялось включение бортовых химических батарей (БХБ), было принято решение произвести это на стартовой позиции. С КИКа включили БХБ для записи на телеметрию, но очень долго не могли их выключить, сказалось несовершенство испытательной документации. На ТП согласно технической документации установили в систему АЛО взрыватели, а на старте они помешали ставить радиоактивные источники системы «Кактус» (мягкая посадка ВА). И вот по отдельному техническому заданию пришлось на морозе отключать систему АЛО, выкручивать взрыватели, ставить радиоактивный источник «Кактуса» и приводить все в штатную схему.
    Комплексные испытания системы «Протон» и ЛВИ - 1 были завершены поздно вечером. Участники боевого расчета, которые не были задействованы в дальнейших работах, автобусом были отправлены в город на отдых, чтобы прибыть на ночь на заправку «Протона» и проведение пуска. И тут случилось непредвиденное. Утром недалеко от 81 площадки из шахтных пусковых установок проводили пуск двух боевых ракет, и одна из них при подъеме взорвалась. Взрыв настолько был сильным, что вылетели окна в сооружениях на ТП и жилой зоны 95 площадки. Председатель Госкомиссии Григорьев М.Г. приказал вызвать боевой расчет и повторить по укороченной программе КИ ракеты и ЛВИ, так как от ударной волны могла нарушиться система управления ракеты и головной части.
    В б час. 30 мин. местного времени пуск проше


л успешно. Два ВА, как «Космос-881» и «Космос-882», выполнив одновитковый полет, успешно совершили посадку в заданном районе Казахстана.
    После первого удачного запуска ЛВИ-1, мы подготовили и произвели еще три пуска. 5 августа 1977 при пуске ЛВИ - 2 из-за аварии ракеты-носителя «Протон» В А не были выведены на орбиту. На 43 секунде произошло отделение обоих ВА. Эта неудача позволила произвести отработку САС (системы аварийного спасения) и отделение транспортного корабля снабжения в штатных условиях. ВА, установленный по штатной схеме, отделился от ракеты - носителя и совершил штатную посадку. Второй ВА упал и взорвался тоже штатно от заряда-ликвидатора.
     Третий пуск ЛВИ - 3 был произведен 30 марта 1978 года. Оба ВА успешно приземлились в заданном районе. На расстоянии 50 км друг от друга.
     Четвертый пуск ЛВИ - 4 23 мая 1979 года был завершен нештатной посадкой обоих ВА из-за неполадок в системе бортовой автоматики.
     В процессе отработки ВА по программе ЛВИ один из возвращаемых аппаратов использовался трижды, что доказывало уникальность конструкции и технологии восстановления теплозащиты ВА. Этот метод был применен в нашей стране впервые. Но не суждено было на космических аппаратах Генерального конструктора В.Н. Челомея взлететь в космос «челомеевским» космонавтам.
    19 декабря 1981 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О прекращении работ по автоматическим станциям
«Алмаз»».
    Так была закрыта пилотируемая космическая программа «Алмаз».

 

                                      Ветеран-испытатель 

                                      Космодрома Байконур

                                                                               П.В.Струщенко